Перейти к содержимому



Фотография

Солдатские деньги в период ВОВ


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Оффлайн   Можайский

Можайский

    Администратор

  • Администраторы
  • 14 441 сообщений
  • ГородМожайск М.О.
  • Имя:Анатолий

Награды

                             

Отправлено 08 Март 2016 - 14:54

До начала войны система денежного довольствия солдат в СССР была весьма сложной. Так, например, у военнослужащих-срочников размер месячного жалования зависел не только от занимаемой должности, но и от срока службы, рода войск и прочих факторов. В целом же минимальный оклад в пехоте (рядовой стрелок первого года службы) составлял 8 с половиной рублей в месяц - сумма скорее символическая. Для сравнения: в начале 1941 года бутылка водки стоила 3 рубля 40 копеек (во время войны цена увеличилась до 11 рублей 40 копеек). Если же красноармейцу удавалось сделать карьеру и к третьему году службы он становился старшиной роты, его оклад увеличивался значительно: сразу до 150 рублей.
Для сверхсрочников существовала своя тарифная сетка, разбитая на 11 разрядов. Минимальная зарплата в пехоте по первому разряду составляла 140 рублей, максимальная - 300. В артиллерии и танковых войсках к этой сумме приплачивали ещё по 25 рублей. Денежное довольствие офицерского состава было значительно выше. Начиная с 1939 года минимальный оклад командира взвода составлял 625 рублей, командира роты - 750, батальона - 850, полка - 1200, дивизии - 1600, а командир корпуса и вовсе получал 2000 рублей. Помимо этого солдатам и офицерам полагался целый ряд других выплат, например подъёмные, лагерные и курсовые деньги, территориальные надбавки, вознаграждение за прыжки с парашютом и водолазные погружения.

С началом войны система денежного довольствия претерпела определённые изменения. Уже 23 июня 1941 года финансовым управлением Наркомата обороны войскам были отданы предельно чёткие указания на этот счёт. Сами оклады остались прежними, однако добавились так называемые полевые деньги. Для бойцов, получающих менее 40 рублей в месяц, прибавка составляла 100% должностного оклада, от 40 до 75 рублей - 50% и выше 75 рублей - 25%. То есть командир взвода на фронте получал всего лишь на четверть больше, чем в мирное время, - выходило около 800 рублей. При этом полевые деньги платили только в тех частях, которые входили в состав действующей армии. А если часть переводили в тыл, выдача полевых денег автоматически прекращалась.

Было не совсем понятно, по каким нормам выплачивать денежное довольствие народоополченцам, из которых только в Москве и области было сформировано 12 дивизий. Проблему эту решили к 10 июля 1941 года: по постановлению Государственного комитета обороны N 10 ополченцы продолжали получать среднюю зарплату, как если бы они остались на прежних местах работы. Вдобавок к этому им полагались "полевые" - от 20 до 75 рублей в месяц в зависимости от должности.

В похожей ситуации оказались и партизаны, однако с некоторыми оговорками: командир и комиссар отряда должны были получать не менее 750 рублей, замкомандира - 600 рублей, командир роты, взвода или самостоятельно действующей группы - не менее 500 рублей. Невольно напрашивается вопрос: а что делали партизаны с советскими рублями на оккупированных немцами территориях? Ответ прост - ничего: деньги за них по доверенности получали родственники в тылу. Если же их не было, то причитающуюся сумму партизан получал после возвращения из отряда. Понятно, что учесть всех бойцов было невозможно: из казны платили лишь тем, кто числился в специальных списках Центрального штаба партизанского движения.

И всё же, пожалуй, самой любопытной и малоизвестной стороной финансовой работы в Советской армии стали так называемые добавочные выплаты, а особенно выплата "премий по результатам боевой работы".

Впервые премии по результатам боевой работы были введены в Военно-воздушных силах в 1941 году приказом Сталина N 0299. Согласно этому документу за каждый сбитый вражеский самолёт противника лётчик-истребитель получал 1000 рублей. Кроме того, премии выплачивались "за успешные штурмовые действия по войскам противника" (от 1500 до 5000 рублей в зависимости от количества вылетов), "за уничтожение самолётов противника на аэродромах" (от 1500 до 5000 рублей). А ещё каждому члену экипажа ближнебомбардировочной и штурмовой авиации "за выполнение боевых заданий по уничтожению и разрушению объектов противника" выдавали от 1000 до 5000 рублей премиальных (в зависимости от количества вылетов и времени суток), экипажам дальнебомбардировочной авиации "за бомбардировку промышленных и военных объектов" - 500 рублей. Кстати, если бомбили так называемый политический центр (Берлин), то сумма выплат увеличивалась в 4 раза.

В ходе войны положения и порядок выплат премий по результатам боевой работы многократно изменялся. Так в 1942 году орудийным расчётам частей истребительно-противотанковой артиллерии была введена выплата премий за подбитые танки противника. Это вызвало недовольный ропот, поскольку солдатам других родов войск никаких выплат не полагалось. Голос низов был услышан аккурат перед Курской битвой, когда вопрос повышения эффективности борьбы с танками стоял особенно остро.
В соответствии с приказом Сталина от 24 июня 1943 года за N 0387 "танковая" премия полагалась уже всем без исключения бойцам Красной Армии. Размеры её, как и в случае с авиацией, были разные. Так, например, если танк уничтожался из противотанкового ружья, то наводчику полагалось 500 рублей, а его помощнику - 200 рублей. Если вражескую машину подбивали танкисты, то командиру и механику-водителю выплачивалось по 500 рублей, остальным членам экипажа по 200. По такой же схеме премировались артиллеристы: по 500 рублей наводчик и командир, по 200 рублей - остальной состав орудийного расчёта. Больше всего везло тем, кто подрывал танк гранатой: в этом случае герою полагалась 1000 рублей. Если же танк забрасывали гранатами несколько бойцов, то сумма вознаграждения поднималась до полутора тысяч и делилась между всеми поровну.

Однако с выплатой "танковой" премии возникли большие трудности. Зачастую было трудно установить, кто именно подбил танк, особенно если огонь по нему вели сразу несколько орудий. Стоит сказать, что премии эти вообще выплачивались крайне редко. Также играло роль то обстоятельство, что командиры частей вовремя не оформляли так называемые акты подбития.

А как же использовали свои деньги солдаты и офицеры? Большинство солдат денег фактически не видели. Часть своего денежного довольствия фронтовики в добровольном порядке отдавали в качестве взносов в Фонд обороны. Кроме того, каждый желающий мог открыть счёт в банке. Кстати, таких желающих было достаточно много. Например, в 1943 году по безналу было перечислено 65% общего фонда денежного довольствия.
Офицеры же большую часть своих денег перечисляли родным в тыл. Для этого родственникам выдавались специальные денежные аттестаты, по которым они получали деньги в райвоенкоматах.

Впрочем, кое-что оставалось и на карманные расходы. Как бы это странно ни звучало, но деньги на фронте имели определённый вес.
Военторг во время войны представлял собой достаточно крупную структуру. Его авангард составляли автолавки, работающие непосредственно с частями передней линии. Ассортимент автолавок и цены были строго регламентированы. Так, например, к 1944 году ассортиментный минимум состоял из следующих наименований: "открытки, конверты с бумагой, карандаши, зубной порошок и зубные щётки, кисти и лезвия для бритья, расчёски, гребёнки, зеркала карманные, нитки, иголки, крючки, петлицы и пуговицы, кисеты, трубки и мундштуки, погоны, звёздочки и эмблемы". В целом же к 1944 году на фронте работало более 600 таких автолавок. Кроме того, в штате каждой автолавки числился продавец-разносчик, который при необходимости мог доставлять товары непосредственно в окопы и блиндажи.
Большое распространение на фронте получила "посылочная" форма торговли. Посылки комплектовались товарами повышенного спроса с фиксированной ценой, и руководство Военторга делало всё, чтобы такие посылки мог получить каждый боец. Так, только в 1944 году полевыми военторгами было продано 5 миллионов индивидуальных и 100 тысяч коллективных посылок. Впрочем, полевые военторги занимались не только торговлей, но и бытовым обслуживанием войск. К концу войны в системе Военторга действовало 1573 производственно-бытовых предприятий. Это офицерские столовые, пошивочные, парикмахерские, сапожные и часовые мастерские. Можно сказать, что Военторг сыграл и важную историческую роль, ведь большинство фронтовых фотографий были сделаны именно работниками передвижных фотолабораторий.

Война - это в первую очередь потери. Многие семьи лишились на фронте своих отцов, поэтому государство старалось хоть как-то облегчить им существование. Размер пенсий по потере кормильцев был единым, несмотря на звание и должность, которую занимал погибший военнослужащий. Если он погиб непосредственно на фронте, выплаты составляли от 30 до 60 рублей в месяц (в зависимости от количества нетрудоспособных членов семьи). В других случаях платили от 25 до 45 рублей - сумма по тем временам более чем скромная, т.к. в годы войны рыночная цена за буханку хлеба (без карточек) доходила до 100-150 рублей. Несколько разрядило ситуацию постановление Совета народных комиссаров N 462 от 28 апреля 1943 года, которое касалось семей погибших и пропавших без вести старших офицеров, генералов и адмиралов. Женам погибших генералов полагалось единовременное пособие размером от 50 до 100 тысяч рублей (в зависимости от числа нетрудоспособных членов семьи), жёнам старших офицеров (майор, подполковник, полковник) - от 10 до 20 тысяч. Причём получить компенсации могли семьи всех погибших, умерших или пропавших без вести на фронте генералов и старших офицеров начиная с 22 июня 1941 года. Только за вторую половину 1943 года пособие было выплачено 7810 семьям.


  • 7


Люди делают гадости друг другу , а прощение просят у Бога! У многих на шее крестик, а в Душе нолик!