Перейти к содержимому


Фотография

П.Б.Струве О самосохранении славян через принятие ими христианства


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Оффлайн   Можайский

Можайский

    Администратор

  • Администраторы
  • 16 198 сообщений
  • ГородМожайск М.О.
  • Имя:Анатолий

Награды

                                      

Отправлено 13 Февраль 2015 - 10:02

П.Б.Струве О самосохранении славян через принятие ими христианства

(из статьи в "России и славянстве", июль 1930г.)   

 

 

"Эпоха византийской истории с конца шестого по половину седьмого века отмечена славянским захватом опустошенной и обезлюдевшей Греции. На этот захват христианская Византия ответила христианизацией и эллинизацией славянского потока: христианством эллинство отбилось от нашествия славян, растворив их в себе. Но затем наступает другое соотношение: воспринимая христианство, славяне христианским культом и культурой укрепляют свою национальность. 

 

Ранее - по сравнению со славянами - принятие христианства германскими "варварами" очень скоро приняло национальный и в то же время еретический, т.е. противовселенский или противокафолический, характер. Большая часть германцев прошла через стадию арианства (lex gotica!), которое для них получило глубоко национальный характер...; богослужение у германцев-ариан, вестготов, остготов, вандалов, бургундов, лангобардов совершалось на родном языке!  

Но как же случилось, что Византия, государство "Ромэев", которое превратило в греков первых славянских насельников средневековой Греции, не смогла эллинизировать обращенных ею в христианство славян, ни болгар, ни сербов, ни русских, а, наоборот, принятие греческого кафоличества дало толчок национальному самоопределению и самоукреплению этих народов? 

Варяго-россы восприняли православие из Византии, но через Болгар в славянской языковой форме. И это славянское православие они перенесли в Киев и Новгород, им христианизировали "еже ныне зовумую Русь", а самих себя этим славянским христианством ославянили. Христианизация северо-восточного славянства с его варяго-русской верхушкой была и ославянением этой верхушки. Норманнский, "варяго-русский" элемент восточное славянство ассимилировало себе через христианство. Это произошло в эпоху (приблизительно с 860 по 988 г.), когда сами северо-германские, норманнские страны, Дания, Швеция и Норвегия, были еще языческими.  

 Варяги, или норманны, двигались на Русь с севера на юг, христианство - с юга на север, и рядом с варяжским (норманнским) политическим объединением Руси проихсодило, через варягов же, культурное и культовое объединение славян христианством. Это культурное и культовое объединение оказалось в национальном смысле сильнее политического - и через восточное христианство, через славянское богослужение, через эллинскую культуру и славянский культ произошло быстрое ославянение правящего норманнства. Потомок Рюрика, Владимир Святой, - уже совершенно славянский князь, и его дружина, каково бы ни было ее происхождение, откуда бы она ни набиралась, есть дружина славянская. И в тоже время Владимир Святой - властитель христианский... 

Приятие христианства везде. во всех формах, восточных и западных, имело решающее значение для национального самосохранения славянства. 

В неприятии христианства или, точнее, в слишком позднем его приятии - историческая трагедия той ветви славянства, которая почти без остатка была поглощена германством, я говорю о полабско-прибалтийских славянах. В то время, когда Владимир Святой окончательно закреплял в России христианство в форме восточного православия, - балтийское славянство вело упорную, ожесточенную, кровавую борьбу не только с германством, но и с христианством. Несчастие этой отрасли славянства в ее борьбе с германством состояло не только в том, что оно имело перед собой беспощадного, организованного, более культурного врага, которому помогали другие славяне. С этим приходилось считаться и чехам, и полякам, и даже русским. Главное несчастье, главная причина гибели полабско-прибалтийского славянства состояла в том, что подлинно и разительно отличает эту славянскую отрасль от других славян, и в частности и в особенности от русских, - в ее языческом консерватизме. Полабские и прибалтийские славяне, - я говорю это как историк, в порядке чисто научного констатирования, а не богословского поучения, - погибли или были истреблены как национальность потому, что по своему упорству и упрямству в язычестве они лишили свою национальность того упора и той опоры, которые всем средневековым народам, без различия национальности, давало христианство как высшая форма богопочитания и культа. 

Языческое упорство полабско-прибалтийских славян красной и кровавой нитью проходит через всю их историю.  Полабско-прибалтийские славяне в своем язычестве далеко ушли от того, чем, как язычники, жили остальные славяне, болгары, сербы, хорваты, чехи, поляки и русские: первые имели храмы и жрецов, храмы, которые они еще любили и почитали, жрецов, в которых они еще не изверились; остальные славяне еще не дошли ни до храмов, ни до жрецов, когда уже столкнулись с христианством. У этих славянских народов, как тех, которые стали католиками, так и тех, которые приняли православие, а также у немцев и мадьяр национальное чувство сумело как-то прикрепиться к христианскому вероучению и культу. У полабско-прибалтийских славян оно, наоборот, прикрепилось к язычеству как вероучению и культу. "


  • 1